Пресса

Наталья Щукина: Эльдар Рязанов считает меня талисманом

 

Эльдар Рязанов однажды сказал, что написал бы в титрах очередного фильма: «Прелестная Наталья Щукина». А как иначе назвать её бесконечно обаятельных героинь: Жанночку из «Небес обетованных» или продавщицу Динку из рождественской сказки «Приходи на меня посмотреть»? Руководитель «Ленкома» Марк Захаров определений не даёт, но вот уже шестнадцать лет доверяет ей роли. А ведь когда-то на приглашение мэтра молодая актриса ответила: «Я подумаю»

- Для любого актёра «Ленком» - это мечта. Как у вас хватило наглости «думать»?
- (Смеётся.) После окончания Щукинского училища мне казалось, что весь мир у моих ног. Меня ждёт «La Scala», меня ждут все. Поэтому я скептически отнеслась к предложению Димы Марьянова (мы с ним учились в театральном классе Спесивцева) поработать в «Бременских музыкантах»: до премьеры оставалось три недели, а актрису на роль Кота ещё искали.
- И как вам в шкуре кота?
- Замечательно! Была в парике с ушками и хвостом. Играла в очередь с тремя актрисами. Моё личное «достижение» - мяукала лучше всех. Это было очень похоже на детский плач, дети узнавали себя и радостно реагировали. А если серьёзно, дети – самая сложная аудитория. Любому артисту полезна школа новогодних ёлок и детских спектаклей – спускаешься с небес на землю.
- Сейчас вашей театральной судьбе можно позавидовать…
- Как-то Инна Чурикова сказала, что её актёрская жизнь в театре не сложилась. Я своей судьбой довольна, но полностью согласна с Инной Михайловной: актёр не актёр, если считает, что всё в его карьере сложилось. Хотя неудовлетворённость – мучительное чувство. Я иногда завидую артистам, убеждённым в собственной неотразимости.
- С Рязановым вы впервые встретились в 15 лет на картине «Дорогая Елена Сергеевна». Какие чувства испытывали?
- Близкие к обмороку. Я заканчивала десятый класс, и несколько человек из театрального класса Вячеслава Спесивцева привели показать Рязанову. 
В кабинет вошли он, Филатов, Купченко и Неёлова. Я думала только об одном: как бы у меня не подкосились ноги. (Смеётся.) Одного Рязанова я бы вытерпела, но такое количество любимых артистов на квадратный метр!
- Потом привыкли?
- Долго не могла поверить, что меня утвердили. Потом думала, что Эльдар Александрович жалеет, что взял меня! (Смеётся.) Если он с кем-то шептался, мне казалось, что он говорит обо мне, как я ужасна.
- Теперь-то понимаете, что ошибались?
- Я снялась у Рязанова в четырёх картинах, мы даже шутили, что это больше, чем Людмила Гурченко. (Смеётся.) Я знаю, что он тепло ко мне относится, и отвечаю ему взаимностью. Эльдар Александрович говорит, что я актриса, которая заслуживает самой лучшей участи, что для меня нужно делать отдельное кино. Мне это очень приятно.
- Вы заняты и в новом фильме Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви»…
- Я сыграла мадемуазель Шалль, французскую балерину… Танец для моей героини ставил знаменитый Владимир Васильев. Я, как любая советская девочка, которая смотрела телевизор, обожаю балет.
- Васильев оказался таким, каким вы его себе представляли?
- Меня очень удивило, что он абсолютно демократичен. И он настолько заводится в работе, так увлекается тем, что делает, что заражаешься от него. Хотя я уже в том возрасте, когда уходят из балета, мне захотелось этим заниматься.
- Мысли о возрасте – кошмар многих актрис. Вас эта проблема не занимает?
- Если мои килограммы доставляют мне дискомфорт, я их быстро сбрасываю. 
В салонах почти не бываю, к сожалению, потому что у меня нет времени. А что касается пластической хирургии, мне кажется, это не слишком удачный способ выглядеть лучше. На мой взгляд, все, кто прибегал к пластике, становятся на одно лицо. И это не решает главной проблемы женщины – не лишает её комплексов. Если она считает, что у неё кривой нос и лишние морщины, это значит, что она себя не любит и лечение этой «нелюбви» надо начать с головы.
- А вы справляетесь с комплексами?
- Их слишком много, и был момент в жизни, когда мне пришлось отправиться к психотерапевту.
- У вас были проблемы профессиональные или личные?
- Это было больше связано с личным, но комплексы вообще мешают жить – и в профессии тоже.
- Вам удалось вычислить эти проблемы?
- С детства мы «везём» с собой мешок сложностей – детских обид и проблем. 
С годами они никуда не исчезают, всё только обрастает новыми подробностями. Главная проблема в жизни, и не только в моей, - мы недолюбленные дети, и как бы ни были заботливы родители, нам не хватало их нежности, внимания. Когда психолог спросила, какой я представляю себя маленькой и что мне хочется сейчас сделать по отношению к той малышке, я призналась, что хочу её обнять и сказать: «Ты самая лучшая, я очень тебя люблю!» И купить ей конфет… Психолог посоветовала: «Купите конфет для маленькой Наташи…» Я пошла и купила! И запретила своим домашним есть эти конфеты, потому что они предназначены только для маленькой Наташи. Это очень просто, но мне это помогло…
- Похоже, актёрство – компенсация недополученной любви. Стать актрисой – ваше осознанное решение?
- Я бы не сказала. Просто в десять лет из любопытства записалась в театральный класс и пропадала там целыми днями. Мама была счастлива, что я под ногами не путалась. (Смеётся.) Как любая мама, которая работает на десяти работах. У нас же дома вечно были толпы моих друзей, потому что в какой-то момент мама поняла, что пусть лучше я расту на её глазах.
- Неужели вы обещали стать хулиганкой?
- Обещала.
- Что это значит?
- Это значит, что ребёнок позволяет себе быть чрезвычайно самостоятельным, возвращаться не тогда, когда обещал, и делать то, что считает нужным. 
Я благодарна маме, что она не ломала меня в этом. Я и сейчас абсолютно независима ни от кого.
- Ваш самый серьёзный проступок в детстве?
- Однажды, лет в семь, я своровала рубль у одноклассницы. Моя выходка произвела на маму такое впечатление, что я очень сильно испугалась. Она мне стала говорить, что меня посадят в тюрьму, но дело было не в словах: по тому, в каком она была состоянии, я поняла, что совершила что-то страшное, чего никогда в жизни нельзя делать.
- Теперь вы тоже мама, воспитываете дочь…
- Мне кажется, главное – понимать, что ребёнок – это человек и задача родителей только в одном: любить его. Мне совсем не хочется её воспитывать. Говорят, что родителей, как и детей, не выбирают. А мне кажется, Сашка получалась просто по моему заказу. Судьба наградила её теми качествами, которые я бы хотела в ней видеть… Сегодня мы с ней подружки, у нас прекрасные отношения, и я очень боюсь их потерять.
- Как она относится к вашей профессии?
- Для неё это афера! (Смеётся.) Она редко бывает в театре, но если появляется, то спектакль не смотрит – её больше привлекает беготня по лестницам. Не знаю, кем она вырастет, но в ней нет честолюбия, которым должен обладать артист.
- Вы с Сашей верите в чудеса и Деда Мороза?
- (Смеётся.) Точно! Саша недавно спросила: «Мама, мне уже целых двенадцать лет, давай ты мне скажешь, Дед Мороз есть? Признайся, это ты мне подарки под ёлочку кладёшь?» Но я ответила честно, совершенно её не обманув: если в Деда Мороза не верить, то он не придёт.
- В вашей жизни были чудеса?
- Чудо – это рождение моей дочери, это самое чудесное, что можно было попросить у Деда Мороза. (Улыбается.)
- А любовь?
- Я очень влюбчивый человек и даже на пятнадцать минут могу влюбиться очень сильно. Бесконечно влюбляюсь в партнёров, во всяком случае на время спектакля…
- А семейная жизнь?
- Не сложилась… Недавно я пережила тяжёлый развод. Думаю, что я слишком много положила на свои плечи, а в семье нужно равенство. Сегодня у меня есть любимый человек, он очень хорошо ко мне относится и бережёт меня.
- Главное – это его любовь к вам?
- Сегодня – да. Мне очень важно, как относятся ко мне. А остальное в отношениях не выражается словами. Мир разделён на мужчин и женщин, на два полюса, плюс и минус. Они притягиваются, они не могут существовать друг без друга. Как объяснить чувство притяжения? Оно существует, вот и всё.
- Значит, у вас сейчас всё хорошо?
- Я счастливый человек! У меня есть семья – моя мама и моя дочка. Мой тыл, где я могу укрыться, где меня любят безусловной любовью. У меня есть любимый театр, который принёс мне в этом сезоне новый спектакль «Тартюф» в постановке Владимира Мирзоева, где я играю главную роль, у меня есть Эльдар Александрович в конце концов! (Смеётся.) Верю, что всё будет хорошо, и желаю, чтобы все в это верили.

ТВ-ПАРК, февраль 2007
Автор : Александра Сухостат