Пресса

Наталья Щукина: Я могла бы заниматься бизнесом, но не умею. Я боюсь, я очень робкая...

 

Она встречает нас у служебного входа. Длинные ленкомовские коридоры, старый лифт и мы в гримерке у ведущей актрисы театра Натальи Щукиной. Долго рассаживаемся и начинаем. Девушки бывают Тургеневские, Каверинские и... Рязановские. Наташа вариант №3. Это история напоминает Уму Турман и Тарантино. Хотя Щукина, конечно, смущенно не согласится. Звезда фильмов "Дорогая Елена Сергеевна" и "Ключ от спальни" очень робкая и настоящая.
Она стесняется ходить на пробы, но если даже пригласят в какой-нибудь известный сериал слово "да" и "у-гу" сыграть вряд ли согласиться. Наташа поработала бы ради эксперимента официанткой, но нет времени, потому что она вновь на съёмочной площадке у... Эльдар Александровича... Рязанова...

Она встречает нас у служебного входа. Длинные ленкомовские коридоры, старый лифт и мы в гримерке у ведущей актрисы театра Натальи Щукиной. Долго рассаживаемся и начинаем. Девушки бывают Тургеневские, Каверинские и... Рязановские. Наташа вариант №3. Это история напоминает Уму Турман и Тарантино. Хотя Щукина, конечно, смущенно не согласится. Звезда фильмов "Дорогая Елена Сергеевна" и "Ключ от спальни" очень робкая и настоящая.
Она стесняется ходить на пробы, но если даже пригласят в какой-нибудь известный сериал слово "да" и "у-гу" сыграть вряд ли согласиться. Наташа поработала бы ради эксперимента официанткой, но нет времени, потому что она вновь на съёмочной площадке у... Эльдар Александровича... Рязанова...

- Вам, Наташа, на режиссеров удивительно везет. Данелия, Тодоровский, Рязанов, Янковский и многие другие…
- Меня, как и других актеров, находили ассистенты и привозили показываться. У нас с режиссерами завязывалась взаимная симпатия (улыбается). Я имею в виду, что были пробы, все было очень серьезно. Даже Олег Иванович Янковский, с которым мы вместе работаем в театре, пробовал меня, как и всех остальных, несмотря на то, что мы играем на одной сцене. Все это он делал не для того, чтобы узнать какая я артистка, а для технической стороны. Как я буду смотреться с ним на экране и т.д.
- На пробы сами ходите?
- Никогда в жизни не пойду. Я бы пришла, если бы была уверена в себе. Во мне сидит столько критиков, что иногда хочется заглушить этот внутренний спор. Не хожу, не потому что я такая гордая, а потому что я просто не имею на это право. Я не чувствую, что могу придти и сказать могу. Как правило, я все время говорю: что же будет, как я это сделаю, боже, какой ужас, зачем я пошла в артистки? Сидела бы сейчас где-нибудь в офисе секретаршей работала.
- Но секретарши не получают звания Заслуженной артистки России.
- Да, это очень приятно (улыбается).
- Что Вы почувствовали, когда узнали о "звании"?
- Больше всего радости это принесло близким. Звание накладывает ответственность. Ты начинаешь говорить себе: ты же заслуженная артистка! Ты не можешь "лопухнуться".
- Я плохо представляю, как это вручается. Президентом ведь?
- Присуждает президент, наша Родина. А вручается у всех по-разному. У меня это произошло в коридоре театра. Быстро сунули в руку и сказали: "На! Поздравляем!" Я так же суетливо ответила "спасибо". Было 75-летие театра, очень много суеты и беготни. Обычно это происходит в министерстве, при большом скоплении прессы.
- Это диплом или медаль?
- Это удостоверение и медаль, на которых написано "Заслуженный Артист России".
- В 10 лет Вы пришли в театр-студию Вячеслава Спесивцева на Красной Пресне, тогда решили стать актрисой?
- В 10 лет невозможно что-либо решить! За меня решила мама, которая по материнскому обыкновению пихала меня во все секции. До этого я занималась и гимнастикой, и танцами, но не приживалась как-то. То у меня на гимнастике трусы торчали из-под купальника, меня это смущало, то ещё что-то. А в 10 лет к нам в школу пришли артисты, они же режиссёры, реквизиторы, постановщики из театра-студии Вячеслава Спесивцева, которые отбирали детей. Мы с подружкой прошли прослушивание. Тогда это, честно говоря, от нечего делать случилось. Зато к моменту окончания школы, другой дороги кроме, как в театральный ВУЗ, у меня не было! Наш класс Спесивцев решил сделать экспериментальным, то есть были обычные классы, а наш "Б" стал первым, который вместо продленки, когда все гуляют, шел заниматься к балетному станку, обучаться актерскому мастерству. Очень интересные детские спектакли мы делали. Это была большая школа для меня, в первую очередь школа дисциплины. Есть вещи, которые я вынесла оттуда на всю жизнь, например, профессионально - это не опаздывать, а непрофессионально - опаздывать. Там это вбивали капитально, наказывали, при чем совсем не детскими методами. Конечно, нас не били, но наказывали жестоко, не давали выходить на сцену, например. Сейчас эта школа существует, раньше она была просто театральной, а сейчас, по-моему, называется "школа эстетического воспитания".
- И после школы Наталья Щукина решила поступать в "Щуку"…
- Я сознательно шла в "Щуку", к тому же жила ближе! Разницы между школой мхатовской, вахтанговской или школой малого театра я тогда не видела и не осознавала. Мне хотелось именно в "Щуку", я туда рвалась, больше никуда не хотела. У меня была полная уверенность, что я поступлю, но я не поступила. Ужасно переживала и считала, что вот, наверное, и всё, больше мне ничего не светит. На следующий год поступала ещё раз, хотя уверенности и поубавилось. На этот раз я пробовалась во все театральные ВУЗы… В Щепкинском училище меня попросили поднять юбку и показать коленки, что в общем и решило судьбу моего существования в этом училище. Во МХАТе меня "остановили" студенты-старшекурсники, которые подошли и стали говорить, что у меня это не так, и это не так. Всё это было очень эмоционально! И в ГИТИСе тоже что-то случилось. Видимо, ждала меня именно "Щука".
- А что Вы читали на вступительных экзаменах?
- Есенина, басню Крылова "Щука". Я считала себя абсолютной "героиней" по амплуа и поэтому для прозы выбрала отрывок из "Мастера и Маргариты" М.А.Булгакова. Лет в 10 мама зачитала мне момент, когда разбушевавшаяся Маргарита влетает в окно к маленькому мальчику, который испугался, и она его утешает. Этот текст произвел на меня настолько сильное впечатление, что я его решала читать на поступлении. На следующий год я программу менять не стала, поскольку считала, что уже не поступлю. Но поступила.
- Вы с таким теплом произносите слово "мама", кто она?
- Мама не актриса. Она растила меня одна и всю жизнь занималась тем, что шила, обшивала меня, подруг. Тогда это приносило хорошие деньги.
- В "Дорогой Елене Сергеевне" Вы снялись уже будучи студенткой?
- Нет, я была между школьницей и студенткой. Когда нас позвали на пробы, я как раз сдавала выпускные экзамены в школе.
- Как же Вы оказались на пробах?
- Меня фактически туда привел Дима Марьянов, который вместе со мной играл в студии Спесивцева (улыбается). Он снялся в фильме "Выше Радуги", был уже популярен, и фотографии с наших спектаклей театра на Красной Пресне заметила ассистентка Рязанова. Эльдар Александрович впал к тому моменту в некое отчаяние, потому что попробовал и студентов, и артистов, но считал, что всё-таки этих подростков должны играть настоящие подростки. Кого он только не пробовал!? Я видела этот журнал проб, очень много. Он пришел к нам на спектакль, отобрал несколько человек, и мы отправились на Мосфильм. Это было сильнейшее потрясение для меня! Рязанов в тот момент озвучивал "Забытую мелодию для флейты". Мы сидим у него в кабинете, и вдруг заходят он, Филатов, Неелова и Купченко. Одного Эльдар Александровича я бы пережила, но когда вошло такое количество звезд, я встала и думала, как бы не упасть, как бы не потерять сознание! (улыбается)
- Какие ощущения были у вчерашней школьницы, которая попала в кино, да еще и к Рязанову?
- Всех нюансов я сейчас уже не могу вспомнить, но, безусловно, было очень радостно! И было страшно. В последствии это мне очень мешало, я сильно комплексовала, думала, что Эльдар Александрович недоволен, что он жалеет, что взял меня! Если он с кем-то шептался, мне казалось, что он говорит обо мне, о том, как я ужасна, о том, что же теперь делать, ведь полкартины отснято. Мне рисовались какие-то страшные вещи. Эльдар Александрович был, конечно, с нами очень тактичен, но временами случались эмоциональные взрывы, в силу того, что у нас большая разница в возрасте.
- Фильм тяжелый. Что Вы думаете сейчас об этой драме?
- Эльдар Александрович правильно сказал: я эту картину пересматривать не могу, у меня заболевает сердце! Я тоже ее смотреть не могу, потому что она действительно тяжела. На мой взгляд, она немножко прямолинейно написана, и уже тогда мы понимали, что сценарий катастрофически устаревает, что к моменту выхода картины он устареет окончательно. Эта история выглядит наивно по сравнению с теми ужасами, которые мы видим сейчас. Она сделана без нюансов. Но история безобразная, тем более у меня сейчас растет дочь.
- Она смотрела картину?
- Нет. Она очень странно относится к моему творчеству. Считает, что это все несерьезно.
- Дочку зовут Саша, моя тезка, насколько я знаю.
- (улыбается) Да, Саша, ей 10 лет. Кстати, мобильный телефон у нее такой же, как у Вас.
- А Вы в школе выпускные экзамены как сдавали?
- Как страшный сон! Были предметы, которые я любила и сдавала с удовольствием. А некоторые экзамены лишь бы сдать, со шпаргалками (улыбается).
- Вы гуманитарий?
- Нет. Я наоборот очень любила математику. Хотя у меня по ней всегда была тройка. Мне нравились уравнения, поиск неизвестного. Как раз гуманитарные науки мне давались с трудом. И в институте было очень трудно. Есть люди, которые умеют вешать лапшу на уши педагогу, не прочитав произведение. А я так завернуть не умею.
- Ваши школьные годы можете назвать чудесными?
- Конечно. Но не потому, что они школьные, а потому что они совершенно беспечные. Никакой ответственности ни перед чем.
- Я читала, что Вы часто делаете уроки с дочкой. Это вынужденное или с удовольствием?
- Ну что вы! Это пытка. С ужасом. Это очень трудно. Я помню еще из детства, к нам пришли в гости и попросили с ребенком помладше сделать домашнее задание. На второй минуте я начала беситься и кричать на этого ребенка, и все это переросло в какую-то драку. С дочкой не деремся, но! Я не педагог и не могу объяснить ребенку, почему 2*2=4, грубо говоря.
- Наташа, а когда Вы пришли в Ленком?
- В Ленком я пришла на 4 курсе института. Тоже благодаря Диме Марьянову. Он репетировал Трубадура в "Бременских музыкантах", спектакль тяжело выпускался, была сильная текучка, незадолго до премьеры ушла девочка, которая репетировала кота… Срочно понадобилась замена. Но поскольку у меня были далеко идущие планы, гораздо дальше чем "Ленком" (улыбается). Я смеюсь, потому что, как у выпускника, у меня было ощущение, что весь мир у моих ног! "Господи, что такое Ленком?!", - думала я.
- Сейчас Вы себя ощущаете одной из ведущих актрис театра?
- Нет, не ощущаю. Это как жизнь, происходящая помимо меня. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы взять и ощутить.
- Ну как, Вы же заняты в половине репертуара!
- Да, да. Но для меня это только то, что я занята почти каждый вечер. У меня нет возможности, сняться где-то, ещё что-то сделать.
- Блестящий состав труппы Ленкома позволяет себе учить и наставлять молодых актеров?
- Она действительно блестящая! (улыбается) Но я не могу сказать, что кто-то из больших артистов подходит и говорит: сейчас я тебя научу. Мы же не детали строгаем, и научить тут ничему нельзя. Я не знаю как в других театрах, не работала, а у нас не принято говорить, что это ты делаешь плохо, это хорошо. Можно высказать какое-то соображение, пожелание. В Ленкоме собран уникальный коллектив! Возьмем даже "Город миллионеров"! Я работала и с А.Б.Джигарханяном, и с Н.П.Караченцовым, и с И.М.Чуриковой. Конечно, это артисты, с которыми просто приятно и почетно рядом стоять на сцене.
- С днем рождения у вас принято поздравлять?
- Если этот человек на сцене в этот день, если знают. В этом году на мой день рождения мы были на гастролях в Питере, и И.М.Чурикова подарила мне прекрасный букет цветов! Я не очень люблю поздравлять с днем рождения, смущаюсь (улыбается). И сама никогда не буду ходить и говорить: у меня сегодня день рождения! Даже если он есть, я не сообщу (улыбается).
- Как Ваш муж относится к тому, что Вы почти каждый вечер в театре?
- Как к работе. Его тоже не бывает дома. Я же нормально реагирую, и он тоже.
- Актер у Вас есть любимый?
- Конечно. Их очень много. И большинство из них работают в моем театре.
- Ровняетесь в работе на них?
- Безусловно. Я очень хорошо помню, когда я репетировала в институте какой-то отрывок, педагог пыталась от меня чего-то добиться. Говорила, представь, как бы это сыграла артистка такая-то и называла фамилию. И не потому, что я должна заговорить ее голосом и стать ею, это должно быть внутреннее какое-то ощущение. То же самое, что вообразить себе, что я королева, и представить, как королева ест. Я ориентируюсь на своих.., не называла бы их кумирами, потому что кумиры, это слово немножко растасканное.
- Как Вы думаете, Ваш зритель, какой он?
- Он такой же как я. Я такой же зритель как и все остальные, я тоже смотрю кино и хожу в театр. Мой зритель - это я.
- Ваша поклонница открыла Ваш сайт. Это приятно?
- Безумно. Мне очень приятно. Ты работаешь в театре и ощущение, что ты находишься в таком вакууме, под колпаком. Приятно, что оказывается, к нам зритель приходит в театр! Мне иногда кажется, что я хожу на работу каждый день и зритель тоже. Скажем, сегодня мы играем "Город миллионеров" и вчера мы его играли. Вчера разогрели зал, а сегодня зритель уже подготовленный. Сейчас он уже будет реагировать по-другому.
- Многие Вас заново узнали в "Ключе от спальни". Рязанов пригласил Вас в этот фильм уже как одну из любимых актрис?
- Любимых не любимых, но он позвонил мне сам задолго до начала съемок. Сценария не дал, но сказал, что сейчас запускает кино и интересуется, не хотела бы я принять участие. Странно было бы, если бы я ответила, нет, вы знаете, не хочу. Я, конечно, с удовольствием согласилась. Тут даже не обсуждалось ничего.
- Софья - дама специфическая. Характер такой придумал Эльдар Александрович?
- Да, он был в первую очередь выписан в сценарии. А потом… мне хотелось быть разной с Женей Крюковой. Внешне и внутренне. А характер рождался даже в процессе съёмок, и очень жаль, что многие моменты не вошли в фильм.
- Этот фильм Вам нравится?
- Да, нравится. Единственное, что мне в нем не нравится это то, что он, наверное, несколько затянут и не соответствует современным ритмам. Я его видела только в кинотеатре, и не знаю, как он смотрится дома.
- Как в паре с Николаем Фоменко работалось?
- Коля такой человек, он везде! Он очень шебутной. Он вносил в съёмки полуироничную атмосферу. Тем не менее, он, конечно, супер профессионал. Очень мало людей, которые способны быть пластичными во всем, чтобы они не делали. Он артист, он шоумен, он гонщик. Я ему по-хорошему завидую, потому что я больше консервативный человек. Я лучше добротно сделаю что-то одно. Я могла бы заниматься бизнесом, но не умею. Я боюсь, я очень робкая. Вообще на картине был такой замечательный состав! Мы многие знали друг друга, и очень хорошая компания подобралась.
- В этой компании молодых и талантливых работается легче или наоборот?
- Все пытались друг другу помочь, все делали одно дело в силу своей одаренности и таланта.
- Эльдар Александрович позволяет на площадке импровизировать?
- Конечно, и он очень ждет этого. Он не ставит никогда конкретной задачи. Это очень интересно происходит, как будто мы все вместе пишем стихи. Как детская игра, когда на бумажке пишешь строчку, заворачиваешь и передаешь дальше. Здесь же игра в открытую, никто не прячет придуманное.
- Наташа, а Вам больше нравится играть в современных или костюмированных картинах?
- Конечно, в костюмах! Это так приятно.
- Но это же очень тяжело!
- Что касается "Ключа от спальни", нам очень повезло. Вся "история с дачей", где участвует моя героиня, снималась в Репино под Санкт-Петербургом. Жили все там же, в пансионате, на свежем воздухе. Как раз было лето, когда в Москве бушевали пожары, т.е. очень жаркое. Конечно, это тяжело, потому что я была в парике, в шляпке, всё это в 30-ти градусную жару. Корсет - это нечто. В первый день у меня было ощущение сломанных ребер. Но это же так здорово! Эти юбки, бантики, туфельки.
- Рецепт от Щукиной. Как не "колоться", когда рядом Фоменко и Безруков?
- Да. Всё бывало. Был эпизод, когда в сцене дуэли в финале не задолго до сигнала "Мотор" Коля Фоменко рассказал какой-то анекдот, и коллектив не мог успокоиться очень долго. Объявили 15-ти минутный перерыв, потому что никто не мог собраться. Эльдар Александрович разозлился на нас. Но тут такой массовый раскол. А что касается не расколоться. Это же так просто! Артисту это просто. Марк Анатольевич Захаров, например, всегда говорит о том, что раскол - не очень хороший признак, лучше разозлится на себя, чем, когда ты выпадаешь из ситуации. Ведь дети очень серьезно играют в дочки-матери. Почему ребенок не колется, потому что он верит.
- А если съемки фильма не в Москве, будете совмещать? Ведь театр в Москве.
- Все зависит от того, какая работа. Насколько я имею право в данный момент оставить театр. На момент выпуска спектакля понятно, что я никуда не поеду.
- "Ключ от спальни" снимали в Петербурге. В театре тогда были каникулы?
- Тогда был отпуск. Я прямо с гастролей в Риге уехала на съёмки. Месяц снимали фильм. Я жила в Петербурге.
- Как Вы относитесь к тому, что последние фильмы Рязанова называют не совсем удачными?
- Я бы не бралась оценивать. Если эти картины находят своего зрителя, значит, они удались. Тут дело индивидуального вкуса и привязанности. У меня есть любимые работы Эльдар Александровича. Их любит вся страна: "Служебный роман", "Ирония судьбы", "Берегись автомобиля". Но для кого-то в этом списке его последние картины.
- В сериалах принципиально не снимаетесь?
- Нет, не принципиально.
- Не зовут?
- Зовут. Не могу, конечно, сказать, что у меня в планах на ближайшее время 50 сериалов, в которых я собираюсь сниматься. Просто не складывается в силу каких-то обстоятельств. Либо мне не нравится роль, либо сценарий… Обычно при встрече с режиссером, он мне говорил: "Вы знаете, Вы мне очень нравитесь. Вы замечательная артистка. Я видел Вашу последнюю работу - это потрясающе! Вы такая талантливая. Вот вам сценарий прочитайте". Дает мне такой вот кирпич, в котором я нахожу, что у меня в 75 серии в 5 эпизоде слово "да", и в 89 серии слово "У-гу". Я не против и "да" сыграть. Но не понятно при чем здесь я, и мой нечеловеческий талант.
- А популярность Вас не волнует?
- Нет. Я очень смущаюсь, когда меня узнают. При чем редко меня узнают как артистку. Чаще всего говорят, что у меня очень знакомое лицо и спрашивают, не отдыхала ли я в Сочи? Но когда узнают - это, конечно, приятно. Бешеной популярности у меня нет, и я бы не хотела, если честно. Это накладывает уже другие обязательства. Мне неприятно будет, если начнут обсуждать, как я одета, где у меня висит попа. Я же знаю, читаю, что кого и как. Я бы очень не хотела.
- Вы свои работы смотрите?
- Нет. Очень многие фильмы, в которых я снималась, целиком не видела.
- То есть фильмотеку не собираете?
- Нет. Собирает моя мама, и то не все у нее есть. У меня есть "Ключ от спальни". "Приходи на меня посмотреть" мне подарили друзья. "Как тебе не стыдно!", - сказали они. Просили у меня посмотреть, а я отвечала, что у меня нет. "Ты что с ума сошла? Кино, в котором ты снималась, у тебя нет". И купили себе и мне. Замечательно Люда Артемьева в интервью сказала: было бы глупо сесть, поставить кассету, засунуть ноги в тазик и смотреть на себя любимую.
- Некоторые актеры смотрят свое кино, чтобы увидеть ошибки.
- Я видела их. Я озвучивала. Я вижу ошибки. В кино очень сложно. Ты видишь откровенный ляпсус своей героини. Но понимаешь, что это не твое. Либо оператор, либо монтаж, и ты ничего уже сделать не можешь. Даже переозвучить не можешь. Приходиться мириться.
- Русскому актеру реально сняться у зарубежного режиссера?
- Нет, это нереально. Я имею представление. Очень много моих друзей живет в Америке. Есть режиссеры, у которых я хотела бы сняться. И что с того? Я здесь, они там. Делать там карьеру? То же самое, что к нам сейчас приедет артист из Гондураса и будет что-то здесь пытаться устроить на правах русского артиста. Человек черного цвета будет пытаться сыграть Треплева. А хотела бы я поработать со многими режиссерами. Например, с Товстоноговым.
- Наташа, а телевизор Вы любите смотреть?
- Нет, разлюбила.
- Нет любимой программы?
- Нет любимой программы. Это большой стресс сейчас.
- Если бы Вас пригласили телеведущей поработать, согласились бы?
- Согласилась бы. Это тоже какая-то роль. Определенные обстоятельства, в которые ты поставлен. Мне бы было вообще многое интересно. Если б меня даже официанткой позвали работать. Сказали бы, что в качестве эксперимента. Не потому что это телевиденье! Я серьезно говорю.

RusKino, 2004
Автор : Александра Сухостат